ЗОЯ – ЗНАЧИТ «ЖИЗНЬ»

Та весна, казалось, будет вечной,
И глядят из рамочек со стен
Наши мамы в платьях подвенечных
Наши мамы, юные совсем.
Брови разлетаются крылато,
Ни одной морщинки возле глаз…
Кто из нас поверит, что когда- то
Наши мамы были младше нас…

Эти слова из старой песни можно отнести и к нашей маме — Зое Алексеевне Тихоновой — основателю педагогической династии, вдове участника Великой Отечественной войны Аркадия Кирилловича Тихонова. Сейчас ей 91 год. А начиналось всё так…

20 ноября 1927 года в дружной  крестьянской семье Головиных  в деревушке Новый Починок  Белохолуницкого района Кировской области родилась девочка Зоя. Так назвал её отец. Зоя в переводе с греческого значит «жизнь». И Зоя живёт за него, погибшего под Москвой, за маму, умершую в годы войны, за погибшего на фронте брата Александра, за младшую сестрёнку Нину, которой не стало в военные годы.

Свое довоенное детство она вспоминает как самые счастливые дни. Большой хороший дом около речки Раменка, крепкое хозяйство. Рядом — раздольные луга, поля с пшеницей и рожью, лес. Полный погреб-ледник, из которого в любое время года можно было достать рыбу, мясо, масло, ягоды, разные соленья. Но почему-то перед войной всем жителям маленькой деревушки было велено перебраться на новое место жительства — в деревню Савунята, находившуюся в нескольких километрах. Эта деревня осталась в памяти тринадцатилетней Зои угрюмой и неприветливой: нет речки, негде держать скотину, так как хозяйственных построек ещё не было.

И тут громыхнуло — война! Отец ушёл на фронт, и осталась семья в недостроенном холодном доме без коровы-кормилицы, без урожайного поля….

Мать работала с утра до ночи в колхозе, а дома сидели голодные дети. Они ели мороженую картошку, варили похлёбку из горсточки зёрен, которые она иногда им приносила. После школы Зоя, как и все дети того сурового времени, ходила на поля собирать колоски, копать картошку.

Зоя Тихонова (Головина), выпускница педучилища, 1948 г.

В конце зимы в дом пришла похоронка: «Ваш муж Головин Алексей Михайлович пал смертью храбрых, защищая Москву». В семье осталось шестеро детей от  двух до 17 лет: Саша, Дуся, Зоя, Нина, Петя и Коля.

Старший сын Саша очень хорошо рисовал и хотел стать художником. В 18 лет он ушёл на фронт, оставив на белёной печке рисунок углем, и тоже погиб. Зоина мама не вынесла двух похоронок, холода и голода  и умерла. Шестнадцатилетнюю Дусю направили работать на военный завод в Лысьву, где она упаковывала снаряды, подолгу стоя в резиновых сапогах в холодном цеху.   Потом, после войны, у Дуси всегда болели ноги.

Четырнадцатилетняя Зоя осталась для младших братьев и сестры и за мать, и за отца, при этом успевала учиться, вела хозяйство, а после уроков ещё и работала на колхозных полях. Смогла выжить и выходить маленьких братьев, а вот сестрёнку не уберегла: зимой Нина сильно простудилась, заболела, и её не стало.

После этого случая детей определили в детский дом, а Зою взяли воспитателем. Взрослые замечали, что юная воспитательница ответственна, умеет ладить с детьми, заботливо оберегает их, и посоветовали ей выбрать профессию учителя.

Окончив в 1948 году Белохолуницкое педагогическое училище, Зоя получила направление на работу в далёкую Сибирь, в Иркутскую область. Горьким было расставание с младшими братьями: они оставались в детском доме. В Иркутск направлялся весь выпускной класс педучилища.

Зоя Алексеевна вспоминает: «Нас встретили очень приветливо: выгрузили багаж, отправили в баню, на ночлег определили в гостиницу «Ангара». Наутро молодых педагогов пригласили в областной отдел образования, где их распределили по районам. Мама вместе с подругой Валентиной Силкиной поехали в Черемховский район, в начальную школу села Герасимово. За молодыми учительницами отправили грузовую машину. Погрузили девушки в неё свой нехитры багаж, взобрались, как были, в тоненьких крепдешиновых платьях, в кузов и поздно ночью прибыли на место. Старенькая заведующая школой поселила учительниц в маленькой комнатке своего дома. Целый месяц спали они на полу, укрываясь старыми хозяйкиными одёжками, а, получив первую зарплату в 39 рублей, купили кровать и ситца на матрасовку и наволочки, которые набили соломой с колхозного поля.

Ученики по возрасту были немного младше учительницы, а ростом и повыше. Учителей в глухой сибирской деревушке не хватало, Зое Алексеевне, помимо начальных классов, пришлось вести и уроки математики у старшеклассников. Через два года её перевели  в Парфеновскую семилетнюю школу.     В Парфеново Зоя познакомилась с Аркадием Кирилловичем который стал её мужем.

Молодые переехали в посёлок Кутулик Аларского района. Аркадий работал мастером на хлебоприёмном пункте, а его молодая жена — в школах Кутулика. На пенсию Зоя Алексеевна ушла, имея 36-летним педагогический стаж.

Она очень любила свою работу и всегда ответственно к ней относилась. Мы с младшей сестрой Татьяной в дошкольном возрасте сидели дома одни (мама уходила рано, а приходила поздно), отсюда у нас, видно, и самостоятельность, и уверенность в жизни. Помню случай. Мама часто делала дома стенгазеты, рисовала и клеила что-нибудь к урокам. И вот однажды я, четырёхлетняя, добралась до ученических тетрадей, вырезала буквы и рисунки с обложек и приклеила всё на газету. Ждала маму с работы и радовалась: как она меня похвалит за помощь! И как же было обидно, когда она огорчилась: пришлось покупать ученикам новые тетради.

При всей своей занятости (только на дорогу в школу уходило около часа) у мамы всё-таки хватало времени и на семью. Мы часто все вместе   ходили в лес, играли в шашки, читали книги, ездили в Иркутск.

Много внимания нам уделял и отец. Он рассказывал нам о дедушке — лихом кавалеристе, прошедшем Первую мировую и гражданскую войны. Погиб он под Кенигсбергом за три месяца до окончания Великой Отечественной войны.

Аркадий Тихонов, участник войны с Японией, 1953 г.

На долю отца тоже выпала военная участь. В 1943 году семнадцатилетним пареньком Аркадий был призван в армию. Война уже подходила к концу, и как он ни просился на фронт, его оставили в тылу из-за нарушения слуха. Но на долгие восемь лет его домом стала солдатская казарма: он учился в Иркутской военной школе авиационных механиков (ИВШАМ), позже — Иркутское военное авиационно-техническое училище (ИВАТУ). Стал техником по обслуживанию самолётов. Всю войну группы курсантов, инструкторов и преподавателей работали на оборонных предприятиях Иркутска: авиационном, патронном и заводе тяжелого машиностроения.

Окончание училища совпало с окончанием войны.  Все думали, что на землю наконец-то пришёл мир, и солдаты вернутся домой, но приказа о демобилизации не поступало. Пришёл другой приказ: готовиться к военным действиям с милитаристской Японией.

Выпускников училища перевели в воинскую часть на станции Борзя в Читинской области. Аркадий теперь числился авиационным техником пятого отдельного поста службы воздушного наблюдения, оповещения и связи. Отец никогда не рассказывал о том, что входило в его обязанности помимо ремонта самолетов, шутил: «Военная тайна» До 1951 года он охранял мирное небо над Дальним Востоком и Сибирью.

В наше детство столько внимания ветеранам войны, как сейчас, не уделялось, поэтому о том, что отец является участником войны, мы узнали уже после его смерти. Сейчас мы понимаем, насколько мудрыми были наши родители, рассказывая нам о моментах счастья и горя, случавшихся в их жизни, о своём труде, и неудивительно, что мы с сестрой, как мама, стали работать в школе. Более сорока лет мы – Нина Аркадьевна Толстикова и Татьяна Аркадьевна Емельянова — трудимся в введенской сельской школе. Профессию учителя выбрали и наши дети — внуки Зои Алексеевны. Здесь же, в Введенщине, учителями начальных классов работают Елена Валерьевна Радченко, Анна Валерьевна Приземина — дочери Нины Аркадьевны. Учителем информатики трудится Константин Александрович Емельянов — сын Татьяны Аркадьевны. В БГУ преподает исторические дисциплины ещё один внук Зои — кандидат исторических наук Алексей Валерьевич Толстиков.

Благодаря воспоминаниям бабушки внуки создали родовое древо семьи, воссоздали историю жизни дедов и прадедов.

Нина ТОЛСТИКОВА