КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК ДО АРМИИ ДОВЕДЁТ

Когда в далёком 1999-м Александр Пак добровольно явился в военкомат за повесткой, в искренность его намерений не поверили. Парню пришлось долго убеждать начальство, что он действительно хочет служить в армии.

С ВЫПУСКНОГО – В ВОЕНКОМАТ

Александра вполне можно считать коренным шелеховцем, хотя родился он на Сахалине. Когда ему исполнился год, отец, попавший после окончания политехнического института по направлению в город металлургов, перевёз сюда и семью. Учился Саша в третьей школе (ныне гимназия).

– Чем увлекались в детстве?

– О, я всегда был очень занятым, – улыбаясь, говорит Александр. – Был старостой класса, председателем совета дружины, ходил на уроки политинформации в Доме пионеров,  в кружок «Юный натуралист», играл на аккордеоне. Ещё занимался цирковой акробатикой, плаванием, баскетболом, восточными единоборствами…

После девятого класса парень перевёлся во вторую вечернюю школу в областном центре, где за год освоил программу 10–11 классов, и своё 16-летие встречал, будучи студентом международного факультета ИГУ. Здесь-то, пожалуй, и определился его путь в ряды российской армии, хотя сам Александр об этом наверняка ещё даже не думал.

– По программе полтора года нам предстояло учиться в Китае, в Ляонинском государственном университете города Шеньян, где преподавание ведётся на национальном языке. Поэтому первые два курса в своём вузе мы усиленно изучали китайский. Давался он тяжело, экзамен я пересдавал раз пять. В конце концов преподаватель снисходительно поставила «тройку» и вдруг спросила, кем я хочу стать. Ну, я ей и говорю: конечно же, переводчиком китайского языка! Она чуть со стула не упала.

А шутка-то оказалась почти пророческой. В Китай студенты приехали в конце 1996-го. На чужой земле, вспоминает Александр, он впервые почувствовал гордость за свою страну.

– Мы с ребятами всегда держались вместе, выигрывали легкоатлетические соревнования среди иностранных студентов. И на вопрос, откуда мы, приятно было отвечать, что из России. У нас были две любимые песни, которые мы пели по дороге в общежитие, – «Ой, мороз, мороз!» и российский гимн.

В 1998-м молодёжь вернулась домой. А через год, на второй день после выпускного, Александр отправился в Свердловский военкомат. Вопрос, служить или не служить, перед молодым человеком не стоял.

– Захожу, а там длинная-длинная очередь. Призывники, в основном пришедшие с родителями, просили отсрочку. Тут я подаю сотруднице военкомата своё приписное свидетельство: «Хочу в армию, дайте мне повестку». Девушка смутилась, а народ вокруг меня ошарашенно расступился, – смеётся Александр. – Скоро меня вызвали к подполковнику, где часа полтора допрашивали, зачем я собрался служить. Думали, вдруг я скрываюсь от кого-то, или решил оставить девушку в положении, или вообще наркозависимый.

– Как же они в вас не верили!

– Наконец согласились взять. Но, говорят, повестку не дадим – будешь ночевать здесь, а завтра увезём тебя на призывной пункт в Шелехов. Я им объясняю, что живу там и утром сам приду на сборы. Они отвечают: нет, мол, сбежишь. С горем пополам всё же получил повестку на руки.

А МЫ В ТАНКАЧАХ И СО СТАРОЙ ГИТАРОЙ…

Попасть Александр планировал в Благовещенск, в разведроту, где солдаты учили… Что бы вы подумали? Разумеется, китайский язык. Но оказалось, что её расформировали. Однако молодой человек выяснил: в Оёке есть войсковая часть, где нужны солдаты со знанием китайского. На том и порешил. Служба в войсках связи носит секретный характер, поэтому о ней не рассказывают. На все вопросы, чем он там занимался, Александр отвечает просто: «Переводил с китайского». Помимо выполнения основной своей задачи, дважды в неделю обучал детей офицеров рукопашному бою, играл в ансамбле.

– Однажды с сослуживцем Антоном Адамовым из Большого Луга мы участвовали в конкурсе солдатской песни, который проходил в иркутском Доме офицеров. Первые места здесь обычно занимали студенты ИВАТУ. Они были такие красивые, в парадной форме.

 – А вы?

 – А мы были одеты в танкачи – что-то вроде робы, без опознавательных знаков – ни шевронов, ни петличек. Гитара старая, с зубной щёткой под грифом. Спели не очень хорошо – немного растерялись. И когда нас вдруг объявили лауреатами, были крайне удивлены. Нам вручили по одеколону «Саша», который прапорщик ту же забрал, сказав, что спиртосодержащее нам не положено.

– Трудно было привыкнуть к армейской жизни?

– Нет, после студенческого общежития ничего не трудно!

– Служба как-то влияет на характер?

– Ты по-новому открываешь самого себя. Мы с детства окружены близкими, родными, друзьями. А когда попадаешь на службу, то поначалу остаёшься совершенно один, и заново происходит самопознание. В армии главное не то, что тебя научать маршировать, стрелять, воевать, а то, что после службы ты точно будешь знать, какой ты человек.

О ВОПРОСАХ ВОСПИТАНИЯ

Демобилизовался Александр в 2000-м. Работал в разных сферах: на производстве, в бизнесе, строительстве. К 30 годам появились проблемы с ногами, и он начал заниматься в секции хапкидо (корейское боевое искусство, схожее с японским айкидо. – Прим. авт.) в спортзале «Авиатор» возле аэропорта наравне с мальчишками. Здоровье постепенно пришло в норму. Через три года Александр получил чёрный пояс, стал детским инструктором.

– Как-то коллега пригласил меня в молодёжную экспедицию на Халхин-Гол, где был комендантом, в качестве командира отделения.

Это событие 2014 года стало поворотной точкой для Александра. После возвращения в районном отделе по молодёжной политике и спорту ему с товарищем по экспедиции Константином Стрельцовым (ныне начальник штаба местного отделения «Юнармии») предложили заняться патриотическим воспитанием подрастающего поколения.

– Мы должны были проводить в школах уроки мужества, но из-за отсутствия педагогического образования нас не допускали к детям, – вспоминает Александр. – И только в  шестой школе преподаватель ОБЖ Валерий Леонидов поддержал наше начинание.

Сегодня Александр Пак совмещает работу в охранном предприятии с работой регионального специалиста системы патриотического воспитания Шелеховского района и инструктора в центре «Булат» при школе. Здесь ребят обучают строевой, рукопашному бою, обращению с оружием, готовят к военно-спортивным соревнованиям. Интересно, что девушек в «Булате» больше, чем юношей.

– За это нас многие упрекают, – замечает Александр. – Общество считает, что девочкам не нужно быть сильными, крепкими, что маршировать и бегать с автоматом – не женское дело. Но мы ведь и не готовим их к армии, а воспитываем как личностей, граждан.

– В израильской армии, как известно, служат все. Считаете, это правильно?

– Обязательная воинская повинность для женщин, на мой взгляд, не нужна. А вот что стоило бы вернуть, так это занятия по начальной военной подготовке в школах. 

Некоторые воспитанники «Булата», недавние выпускники, выбрали путь служения стране.  Иван Медведев, например, учится в школе прапорщиков на командира разведроты, Александр Горбач служит в морской пехоте на Камчатке, Максим Голубев – в Росгвардии, сейчас парень готовится к параду Победы в Москве. Их наставник признаётся, что рад за ребят.

У Александра большая семья: трое взрослых дочерей и младший сын.

– Он собирается поступать в суворовское училище, но пока не торопимся отпускать его – пусть ещё побудет ребёнком. На службе взрослеют быстро…

Ксения ГОРБУНОВА