ПОМНЮ И ЛЮБЛЮ СВОЮ РОДИНУ БЕЛОРУССИЮ

Маина Малышева (в девичестве Приемко) родилась 22 июля 1937 года в Белорусской деревне Буковичи Минской области, в крестьянской семье, где уже подрастали две старшие сестры. Когда началась война, Маине было  четыре года.

Вот что она вспоминает: «До сих пор в памяти остались чудовищные эпизоды тех дней, когда немцы захватили нашу деревню. Они неслись по улице на трёхколесных мотоциклах с оглушительным ревом, стреляли по всему, что попадалось на их пути.  Страх и ужас наводили на жителей вражеские самолеты, которые сбрасывали бомбы прямо на дома. Крыши были соломенные и сразу же загорались. После налета фашистов на деревенской улице остались стоять только ряды обгорелых печных труб. Люди прятались, кто куда, многие погибли. Бог знает, как нам удалось остаться в живых в этом грохоте и пламени. Деревня превратилась в руины, мы, как и другие односельчане, вынуждены были жить в землянке.

У мамы (её звали Ганна) двое братьев были в партизанах, ещё трое воевали на фронте. Вернулись домой только двое, трое пропали без вести. Самую младшую мамину сестру, которая жила в соседней деревне, по доносу соседа-полицая немцы расстреляли…

Мама помогала партизанам. У нас во дворе был колодец с журавлём. Он использовался как условный знак для партизан. Если журавль был опущен, значит, в деревне хозяйничают немцы. Мама понимала, о чём они говорят, так как их язык совпадал с идишем: в деревне было много евреев, и она научилась их языку. То, что ей удалось понять из разговоров немцев, она передавала брату Ивану и партизанам.

Так, в страхе, голоде, в землянках мы прожили долгие три года – с 1941 по 1944-й, пока наши войска не прогнали фашистов с белорусской земли. Папа (Алесь), вернувшись с фронта 9 марта 1944 года, умер от ран, и мы с мамой выживали как могли. Ели сушёные картофельные очистки, а о хлебе только мечтали. Хорошо, в саду уцелели кое-какие яблони, груши и вишни. Это тоже была наша еда.

После войны мама работала в колхозе, я помогала ей полоть грядки. Сложив траву в узлы, несли домой, чтобы прокормить тёлочку (корову забрали немцы). Старшие сёстры работали на торфяном заводе. На трудодни в колхозе в конце осени давали рожь. Все вместе за работу мы получали не более половины мешка. Когда в 1951 году к нам в деревню приехал вербовщик из Иркутской области и сказал, что там на трудодни дают пшеницу, а ещё выделяют корову и жильё, то из нашей деревни согласились на переезд две семьи, в том числе и мы. Так мы оказались в деревне Иваново Аларского района.

Мама и сестра работали в колхозе имени Чапаева, я окончила школу,  затем Черемховское педагогическое училище, и с 1957 года, до выхода на пенсию, работала учителем в школе села Забитуй. После смерти мужа переехала к дочери в Баклаши».

Несмотря на возраст, Маина Александровна не сидит дома. Часто бывает на различных праздниках в сельском Доме культуры, несколько лет пела в ансамбле «Рябинушка», сейчас, по мере возможности, посещает клуб «Хозяюшка», является членом районного общества инвалидов, участвует в художественно-прикладной выставке «И невозможное возможно». «На выставке мне интересно общаться с мастерами. У всех есть какие-то жизненные трудности, проблемы со здоровьем, но мы не опускаем руки, делаем красивые вещи», — говорит она.

День Победы для неё, как и всех тех, кого коснулась война, праздник не только радостный, но и «со слезами на глазах»: забыть всё то, что пришлось пережить в фашистской оккупации, невозможно. «Спасибо сибирякам, которые заботливо приняли нас у себя после войны, но родную Белоруссию мне не забыть никогда. Дай Бог, чтобы больше никогда не было войны, чтобы мы могли радоваться жизни и успехам наших детей, внуков и правнуков. Всем желаю здоровья на долгие годы!».

Подготовила Валентина ПАНКОВА,
председатель совета ветеранов с. Баклаши