Лариса СТЕПНЫХ: «Я ЗАНИМАЮСЬ ЛЮБИМЫМ ДЕЛОМ»

Ни один праздник в ДК «Металлург» не обходится без участия Ларисы Степных. Она художник-оформитель, от её творческого подхода зависит каждая деталь на сцене. Больше сорока лет она занимается любимым делом. А начался её путь в профессию в далёком детстве…

— Мои родители приехали строить Шелехов в середине 1950-х годов по комсомольским путевкам, — говорит Лариса Владимировна. – Отец был электриком, а мама – штукатуром-маляром. И я горжусь, что они вместе с другими первостроителями подарили нам такой красивый и уютный город. По рассказам родителей, молодёжь в те годы была заводилой всех мероприятий в городе. Каждую неделю в Шелехове проводились всевозможные конкурсы, вечера, викторины. И родители всегда брали меня с собой, хотя я была ещё крохой. Когда открыли клуб «Строитель», при нём сразу появилось несколько кружков, в том числе кройки и шитья. И мама ходила туда опять со мной. Помню, она склонялась над столом, делая выкройку. А я тогда своим детским умом представляла, что мама рисовала человечков. И сама тоже пыталась рисовать. К удивлению взрослых, у меня что-то получалось, и когда я пошла в детсад, воспитательница даже посоветовала отдать меня в художественную школу. Но родители поначалу не вняли этому совету, тем более что сама я мечтала стать балериной.

В художественной мастерской Ларисы Степных много декораций с разных представлений

— Интересно, почему?

— Виноват телевизор, по которому в те годы показывали только балет. Я буквально прилипала к экрану. Но когда пошла в школу, поняла, что уже хочу быть лётчицей, поскольку в то время на весь мир гремело имя первой женщины-космонавта Валентины Терешковой. И я стала готовить себя к карьере, полной заоблачных перегрузок. Для этого записалась во все спортивные секции, которые были на тот момент в Шелехове. Я ходила и на лёгкую атлетику, и на баскетбол, и на лыжи, и на фигурное катание. Потом я подумала, что будущей летчице не обойтись без хореографии, и записалась на танцы. Так длилось до пятого класса, пока у меня не появилась новая мечта – стать художником-иллюстратором. Дело в том, что учитель русского языка и литературы Нина Андреевна Плакина заставляла нас вести читательский дневник, в котором нужно было коротко описать то, что ты прочитал по школьной программе. А у меня в этом дневнике, помимо описания, было ещё все разрисовано. Нина Андреевна так же, как воспитатели в детском саду, настоятельно советовала моим родителям отдать меня в художественную школу. Вот так я, наконец-то, и попала в неё. Училась четыре года, участвовала во всех выставках, которые проходили в школе. Один из моих рисунков по мотивам сказок Пушкина даже отправили на всесоюзный конкурс. И его отметили, а мне прислали приглашение на новогоднюю елку в столичный музей имени А.С. Пушкина. Но я, конечно, не поехала, поскольку наша семья имела скромные доходы, денег на билеты до Москвы не было.

Одна из ростовых трёхметровых кукол, сделанных к фестивалю «Алтаргана»

— Куда вы пошли после окончания школы?

— Я закончила десять классов, и по совету мамы пришла в цех здоровья на ИркАЗе. Начальником цеха был Владимир Константинович Королёв…
— Неужели тот самый Королёв, по чьей инициативе в 1960-х годах возникло сначала в Шелехове, а потом и по всей стране физкультурное движение «Один плюс два»?
— Совершенно верно, это был он. Цех здоровья занимал несколько помещений в ДК «Металлург». Меня взяли на должность штатного художника, но… Я ведь думала, что художник – это тот человек, который рисует, а выяснилось, что художник в первую очередь должен уметь писать.

— В каком смысле – писать?

— В самом прямом: писать плакаты, листовки, объявления, афиши. Это и поручили мне делать. Моим наставником стала художник-оформитель цеха здоровья Раиса Тимофеевна Золотухина. Она дала мне пол-листа ватмана и пёрышко – а я его раньше никогда не держала! – и сказала: «Пиши алфавит. И чтобы вышло ровно и красиво. А у меня, наоборот, все получалось криво. За неделю я набила руку, и мне доверили написать первое объявление – о предстоявшем комсомольском собрании. Помню, я очень старалась, написала его чёрной тушью, а когда его повесили на вахте завода, то парторг Рудольф Фроймович Хазан раскритиковал меня в пух и прах. Оказалось, слово «комсомольское» нужно было выделить красной тушью. И мне пришлось всё переписывать заново.

— Получается, вы по незнанию чуть не допустили политическую ошибку?

— Я отделалась лёгким испугом. Но был и другой случай. Одно время у нас не было ватмана, и мы покупали в книжном магазине плакаты, на которых и писали с обратной стороны объявления. Однажды пришёл парторг, в руках – наше объявление, а с обратной его стороны оказался… портрет Ленина! И парторг давай кричать: «Люди сорвут этот плакат, завернут в него селёдку, а там – Ленин! Да тебя посадят за такие дела!». Если честно, я перепугалась. Но самой ответственной работой являлось писать транспаранты. Нам выдавали несколько метров красной ткани. Все буквы должны были быть одного размера, и расстояние между ними – одинаковым. Если буква выходила криво, мы обрезали ткань, потом сшивали и писали заново.

— Чем ещё приходится заниматься художнику?

— Оформлением сцены в ДК «Металлург». К праздникам, юбилеям города и завода, чествованиям передовиков. Также делаем декорации к представлениям, с которыми регулярно выступали творческие коллективы «Металлурга». И не только декорации, но и костюмы участников. Однажды пришлось изготовить костюм колобка. Правда, сначала хотели его купить, но оказалось – очень дорого. Меня спросили: «Сделаешь?». Я ответила, что попробую. Нашла проволоку, из которой соорудила каркас, обтянула его поролоном, потом сделала чехол. После чего сама примерила этот «костюм». В другой раз меня попросили сшить из поролона избушку Бабы-яги, которую мог бы надеть на себя актёр. Из избушки должны были только выглядывать ноги. Но самый необычный заказ – трёхметровые куклы к бурятскому национальному фестивалю «Алтаргана», который проходил на стадионе «Труд» в Иркутске. К этой работе привлекались столярная, швейная и художественная мастерские ДК «Металлург». Мне поручили самую ответственную часть работы – делать головы…

— Выходит, слава о том, что вы – мастерица на все руки, распространилась далеко за пределы Шелехова? А есть у вас, как творческого человека, какая-нибудь заветная мечта?

— Я занимаюсь любимым делом, поэтому какой-то особенной мечты нет. Есть такое выражение: если каждый человек будет работать с полной отдачей сил, то и жизнь наша станет лучше. Стараясь следовать этому принципу, я получаю удовлетворение, когда вижу, что мое творчество нравится людям.

Владимир ВТОРОВ
Фото автора и из архива Ларисы Степных