О КИРИЛЛЕ И МЕФОДИИ

Корреспондентом нашей газеты больше полугода работает выпускник филфака Иркутского госуниверситета Юрий Харлашкин, а недавно мы узнали, что он не только начинающий журналист, с рвением осваивающий новую профессию, но и талантливый писатель. В областной литературной конференции «Молодость. Творчество. Современность», которая завершилась на днях в Листвянке, наш коллега занял первое место в номинации «Проза» и получил рекомендацию для вступления в Союз писателей России.

— Юрий, поделись впечатлениями от конференции.
— Я уже во второй раз принимаю в ней участие, в 2014 году занял третье место.
Открытие конференции прошло в иркутском Доме литераторов. Здесь собрались молодые писатели и поэты из Иркутска, Ангарска, Усолья, Нукутского района, Слюдянки и Усть-Илимска. Сначала нас поздравил губернатор Сергей Левченко, затем выступили известные иркутские писатели Анатолий Байбородин, Юрий Баранов, Александр Лаптев. Их речь перемежалась выступлением артистов из студии «Слово», и для меня приятной неожиданностью было, что в их исполнении прозвучал отрывок из романа «Кирилл и Мефодий», который я представил на конкурс. Интересно было послушать, как звучит текст, понаблюдать за реакцией зрителей.
Затем нас повезли в Листвянку, в Дом творчества «Байкал», где проходили мастер-классы и обсуждение представленных на конкурс произведений. Работали две секции — «Поэзия» и «Проза». В мой адрес прозвучало немало добрых слов, хотя, конечно, была и критика. В основном она касалась рассказов. Члены жюри предложили мне не распыляться и сосредоточиться на романе, ведь пока написано всего пять глав.

— Сколько всего будет глав в романе?
— Я пишу роман в форме азбуки, поэтому в нём будет сорок четыре главы. Уже написаны «Аз», «Буки», «Веди», «Глаголь», заканчиваю «Добро»… Название глав пересекается с тем, что написано в них, ведь буквы раньше имели свою смысловую нагрузку.
Биография Кирилла и Мефодия основана на двух житиях, которые написаны по очень строгим канонам. Многие вещи в них не упоминаются, даже если они касаются важных исторических событий.
Взять хотя бы такой момент. Кирилл, который занимал очень высокую должность в Константинополе и был приближён к императору, судя по житию, вдруг  ушёл на берег моря, жил в шалаше, усердно молился. И через несколько месяцев на него снизошло откровение: Бог открыл знание азбуки.
А изучая историю, узнаешь, что в этот год произошёл государственный переворот и был убит Феоктист, второе лицо в государстве после императора, благодетельствовавший Кириллу. И если бы Кирилл не сбежал из столицы, то тоже, скорее всего, мог бы лишиться жизни. Но в житии об этом сказать нельзя, а в историческом романе можно. Конечно, допуская художественный вымысел.

— И много в романе художественного вымысла?
— Не без этого, конечно. Но я стараюсь придерживаться хронологии исторических событий. И особенно внимательно отношусь к действительно существовавшим героям. Признаюсь, мне лучше удаются вымышленные персонажи. Они получаются более проработанными, интересными, хотя стараюсь вдохнуть как можно больше жизни и в исторических персонажей.
Из-за лакун – белых пятен в истории — многие поступки героев не имеют мотивов. Так, нельзя понять по сохранившимся источникам, почему Мефодий, в миру дунгарий Михаил – его должность можно сравнить с должностью генерал-губернатора в Российской империи — в самом расцвете сил вдруг уходит в монастырь. Это тоже повод для творчества, но хотелось бы попытаться докопаться до истины.

— Где ты берёшь исторический материал для книги?
— Много читаю. В книжных магазинах приобретаю труды по истории Византии отечественных и зарубежных авторов. В чем-то помогает и моё давнее увлечение древнерусской литературой. Читаю жития, исторические хроники. Хорошо, что есть интернет, где всегда можно найти оцифрованные исторические и литературные источники.

— И всё-таки, почему ты решил обратиться к жизни Кирилла и Мефодия?
— На форуме молодых писателей стран зарубежья редакторы толстых литературных журналов мне задавали этот же вопрос. Правда, там он звучал несколько иначе: дескать, где Сибирь, а где Византия и Греция. Но у нас культурное пространство- то общее во всей России. И наша общественная матрица во многом взята из византийской традиции. Дух имперства, многонациональность, веротерпимость – это всё оттуда. А мне всегда были интересно как можно больше узнать о наших корнях.

— Когда планируешь завершить роман?
— Думаю, на это уйдёт не меньше трёх лет, ведь работа предстоит очень большая. На конференции мне предложили в следующем году издать книгу, где в формате повести, рассказывающей о детстве и юности авторов азбуки, будут опубликованы части романа «Кирилл и Мефодий». Войдут в книгу и мои рассказы.
— Мы от души желаем тебе удачи.

Ольга СОЛОВЕЦКАЯ, фото автора