ПО ЖИЗНИ В ОДНОЙ УПРЯЖКЕ

Георгий Шевчук сменил разные профессии: работал продавцом-консультантом в спортивном магазине, туристическим гидом, занимался промышленным альпинизмом, строительством, даже сваркой оптоволокна для интернета. А нашёл себя совсем в другом деле. Увлёкся однажды гонками на собачьих упряжках и основал питомник ездовых собак.

ИЗ ТУРИЗМА – В СПОРТ

«Эльбрус», где сегодня живут больше 20 питомцев, находится при турбазе «Прибайкальская», перед Листвянкой. А вообще, эта история берёт начало в Большом Луге, откуда родом Георгий.
– Собак любил с детства, – рассказывает молодой человек. – Когда занимался в туристическом клубе у Михаила Николаевича Сапижева, брал в походы свою собаку: запрягал её в санки, на которые грузил рюкзак.

Окончив восьмую школу, поступил в иркутский колледж, после учёбы в нём попал в питомник «К-9». Здесь-то впервые и познакомился с ездовыми: учился бегать на них, дрессировать. Но через полгода покинул организацию: говорит, разошлись с коллегами в представлениях о том, как нужно содержать и тренировать четвероногих.

– Мне было 19, решил, что сам смогу заработать на прокате собак хорошие деньги – тогда это было моей главной целью, – признаётся Георгий. – Взял в Иркутске двух щенков сибирского хаски – это самая распространённая и доступная порода ездовых. Потом из Находки и Владивостока привёз домой ещё шестерых взрослых хасеев (так владельцы хаски называют своих питомцев. – Прим. автора).

Красавец Скай – лидер в команде Георгия

Все собаки жили у Георгия в посёлке, мама начинание сына поддержала. Парень на тот момент работал в сфере коммерческого туризма и зимой катал отдыхающих на упряжках по Ольхону. Как-то им с товарищем нужно было перегнать с острова в Листвянку катамаран, компанию ребятам составили девушки, учившиеся вместе с приятелем в университете. Так Георгий познакомился с будущей женой Вероникой. Вместе они уже четыре года, недавно стали родителями. А собаки стали их семейным делом.

– Отработав два зимних сезона, я понял, что просто катать туристов мне не интересно – гораздо больше меня увлекают гонки.

Так бизнес уступил место спорту. Клиентов на упряжках возят и сейчас, но лишь из необходимости содержать питомник. Георгий ищет альтернативный источник доходов, чтобы максимально уйти от проката и заниматься преимущественно тренировками.

«ОКУ» ТАЩАТ, КАК ИГРУШКУ

Первый соревновательный опыт парень получил в прошлом году. На гонке «Ангарские бусы» пробежали с собаками 10 километров и заняли второе место. На следующих состязаниях преодолели дистанцию в 33 километра – снова стали серебряными призёрами, а в гонке «Baikal race» смело вышли на маршрут протяжённостью 150 километров, который включал прямую трассу по Ангаре, три перевала, участок по льду озера. Здесь также показали второй результат, но дался он нелегко – Георгий убедился, что нужно целенаправленно готовить собак к заездам.
Нынешней весной на «Baikal race» на дистанции 56 километров команда Шевчука поставила рекорд за все годы существования гонки: 4 часа 27 минут. Бежали почти в экстремальных условиях: было очень холодно, минус 25, один из участников даже получил обморожение пальцев. Зато хаски, которым при минус 10 становится жарко, чувствовали себя комфортно и просто летели. После уверенной победы Георгию захотелось большего.

Дисциплины ездового спорта различаются способом передвижения гонщика. Если животных запрягают в нарты, это езда на собачьих упряжках. А если гонщик катится на лыжах в упряжке с одной или двумя собаками, это называется скиджорингом.

– Сибирские хасеи, даже спорт-класса, не развивают высоких скоростей, – объясняет он. – Поэтому спустя несколько дней после соревнований я поехал в Карелию, в местный питомник, за двумя девчонками – аляскинскими хасами (ещё одно разговорное название породы. – Прим. автора). Эти метисы превосходят своих сибирских сородичей по скоростным характеристикам.

Кроме того, у Георгия есть волкособы – на четверть волки. Среди гонщиков распространено мнение, что с ними невозможно бегать в упряжке, потому что эти животные непредсказуемы и агрессивны, но Георгий своими питомцами доволен. Вообще он считает, что обучить можно любую собаку.

Летом нарты сменяет квадроцикл

– Что они должны уметь?
– Чётко выполнять команды гонщика. Наш главный лидер Скай все команды знает на «отлично», учил его этому три месяца.
– А если собака начинает своевольничать, например, поворачивает не туда, куда надо, или не хочет бежать?
– То это в первую очередь недоработка хозяина.
– Силу приходится применять?
– Нет. Только в единственном случае мы наказываем собаку: если она проявляет агрессию. Иначе впоследствии это может привести к неприятным ситуациям, в том числе к дракам с сородичами до летального исхода.
– Бывает несовместимость характеров у собак, которых ставят в одну упряжку?
– Такое встречается нередко, но это поправимо – животное можно перевоспитать.

Конечно, это длительный процесс, по щелчку пальцев питомец не станет послушным. Спортивная подготовка тоже требует упорства и терпения. Уже сейчас Георгий тренирует свою команду к соревнованиям в следующем году. С щенками рано утром или поздно вечером, когда нет жары, гуляют километров по восемь, чтобы организм четвероногих был в тонусе.

– В конце августа начинаем бегать в упряжке с квадроциклом. Продолжительность тренировок постепенно увеличиваем с 20 минут до часу.

Так собаки вырабатывают силу, скорость и выносливость. Кстати, с квадроциклом управляются запросто. Восемь ездовых, как игрушку, сдёргивают с тормозов «Оку», а 10–12 «хвостов» могут утащить «уазик».

Считается, что волкособы из-за своего крутого нрава не пригодны для езды в упряжке, но Георгий к своим питомцам нашёл подход

– Сколько собак обычно бывает в упряжке?
– От одной до 16.
– А вдруг запутаются…
– Каждый пёс чётко знает своё место, запоминает его после нескольких тренировок. Более того, собака должна уметь самостоятельно распутываться, если всё же приключилась такая ситуация.

Важный момент в обучении ездовых – знакомство… со льдом. На соревнованиях приходится бегать по замёрзшим водоёмам, и если животное впервые ступает на прозрачный лёд, на котором, оказывается, ещё и скользко, то может растеряться. Поэтому Георгий своих начинающих спортсменов водит на озерцо недалеко от питомника, когда оно покрывается ледяной коркой, чтобы собаки освоились в новых условиях.

– Какие-то ритуалы перед соревнованиями соблюдаете?
– Обходимся без них. Прежде всего не нужно волноваться: собаки считывают внутреннее состояние хозяина, чувствуют абсолютно всё, что испытывает он. Если ты нервничаешь, но пытаешься улыбаться, они распознают обман.

Главное в ездовом спорте – чтобы у четвероногих сохранялась мотивация бегать. У красавца Ская, например, она пропала, и неудивительно: когда животное ежедневно наворачивает по 10–15 километровых кругов с туристами, ему просто становится неинтересно бегать. Такова обратная сторона бизнеса на прокате.

ДРУГ ИЛИ НЕ ДРУГ?

Мы с Георгием идём в питомник. Едва завидев нас, собаки поднимают гвалт – поздоровались. На большой, просторной деревянной площадке аккуратно выставлены домики для каждого животного. Вот и умница Скай, заскочивший на крышу будки; суровые, но спокойные волкособы; Ачи, которого хозяин привёз из Хабаровска.
Подходим к вольеру по соседству. Только Георгий открывает дверь – оттуда пулей вылетают полуторагодовалые Вива и Викки. Они беспородные, но с огромным потенциалом. И это заметно: щенки самозабвенно, как реактивные, носятся по поляне – попробуй останови.

Тренировки на льду: собакам нравится

Тут же стоят нарты для зимних гонок. Георгий объясняет их устройство, а когда берёт в руки упряжь – собаки заливаются звонким лаем на всю округу: думают, что сейчас побежим.
В прошлом году «Эльбрус» переехал из Большого Луга поближе к Байкалу: руководство турбазы предоставило территорию для размещения питомника. В штате, помимо Георгия, ещё один инструктор, помогает и супруга. Так и управляются со своими четвероногими подопечными.
– Собаки учат ответственности, – замечает Георгий.
– За них?
– Сначала за них, а потом за всё остальное в своей жизни.
– Что главное в воспитании собаки?
– Не очеловечивать её. Когда люди привязываются к питомцу как к члену семьи, это неправильно.
– А как же поговорка «Собака – друг человека»?
– Разве можно требовать от друга, чтобы он садился или вставал по команде? Мы добиваемся от собаки определённого поведения, выполнения каких-либо действий, на этом построены взаимоотношения. В противном случае животное перестанет слушаться и будет манипулировать хозяином.
Георгий строгий тренер, но своих собак, конечно, любит, иначе не тратил бы силы и время на это дело.

Гонки проходят в экстремальных условиях – и для человека, и для животных

– В Иркутской области ездовой спорт популярен?
– Пока нет, как и в целом в России. Но в перспективе может привлечь больший интерес общества. Мы сейчас варимся, что называется, в своей каше, единицы гонщиков выезжают на соревнования за границу, а там есть чему поучиться.

Самая известная в России гонка на собачьих упряжках – «Берингия» – проводится на Камчатке с 1990 года. Гонка, состоявшаяся в 1991-м, была занесена в Книгу рекордов Гиннеса как самая протяжённая в мире: длина трассы составила 1980 километров!

По словам Георгия, ему для подготовки хорошей, профессиональной упряжки нужно ещё четыре года. Но планы на новый спортивный сезон серьёзные, нужно ведь нарабатывать опыт: традиционно пробежать на «Baikal race», попробовать себя в этапной гонке на 165 километров в Красноярске и принять участие в соревнованиях в Финляндии. Так что будем следить за успехами его команды. А в одном из ближайших номеров расскажем о коллегах Георгия из села Баклаши, которые занимаются другим видом ездового спорта – скиджорингом.

Ксения ГОРБУНОВА
Фото из архива Георгия Шевчука