ПРОРВАЛИ БЛОКАДУ И ПОБЕДИЛИ

В понедельник мэр района Максим Модин, председатель совета ветеранов Сергей Пушкарёв и начальник управления социальной защиты населения по Шелеховскому району Маргарита Мирошникова поздравляли за праздничным столом тогда еще детей блокадного Ленинграда.

Эдуарда Яковлевича Брауна, Нину Васильевну Шустрову и Инну Васильевну Чёрную.
27 января исполнилось 75 лет со дня важнейшего события в Великой Отечественной войне –полного снятия блокады Ленинграда, подарившее жителям города самое главное на тот момент – надежду на спасение и веру в победу. Она длилась почти 900 дней и унесла свыше миллиона человеческих жизней.

— Прорыв фашистской блокады имел огромнейшее значение для жителей и страны в целом, – отметил Максим Модин, обращаясь к участникам встречи. –Защита осажденного города – это легендарный пример стойкости и мужества, который вызывал удивление и восхищение современников, и навсегда останется в памяти поколений.На долю защитников и жителей блокадного города выпали тяжелейшие испытания, но ничто не сломило волю ленинградцев к победе. Каждый из 872 дней блокады вошел в историю как пример величия человеческого духа, преданности и любви к своему городу и своей стране.Сколько бы лет ни прошло с января 1944 года, мы всегда будем помнить защитников, тружеников и жителей блокадного Ленинграда.

Максим Модин и Сергей Пушкарёв вручили участникам встречи памятные знаки «75 лет прорыва блокады Ленинграда» и удостоверения. Кроме того, в их адрес поступили поздравительные телеграммы за подписью Президента России Владимира Путина. А Маргарита Мирошникова напомнила, что блокадники получат единовременную выплату в семь тысяч рублей.

Участники встречи, не скрывая слёз, рассказывали о своих детских воспоминаниях, и о том, как сложилась их судьба в послевоенное время.

— В 1939 году папа устроился на работу в детскую больницу на Васильевском острове в Ленинграде и ему выделили комнату, – рассказывает Нина Васильевна Шустрова. – И мы с мамой переехали из деревни в город. Когда началась война, мне исполнилось десять лет, поэтому я многое помню. В нашей семье было шесть детей, в блокаду приходилось очень трудно. Навсегда запомнилось чувство постоянного голода. На весь день полагалась маленькая пайка хлеба – 150 граммов. Карточки на питание давали на декаду, иногда их отнимали. Помню, как мама отправила меня за крупой. Когда я отстояла в очереди, оказалось, что карточки украли. Так было обидно! Мама постоянно варила из горстки крупы супчики, нас подкармливала — поэтому, наверное, мы и выжили. В начале 1942 года умерла мамина сестра, её зашили в простынь, а потом мы с братом увезли тело на кладбище. Нам как-то удалось пережить самое страшное, голодное время. Когда открыли Ладожскую дорогу, нас отправили в эвакуацию, в Сибирь. Но мы туда не доехали – остались в Ярославской области, на родине мамы. Работала в колхозе, потом приехала на строительство Шелехова. Начинала учеником штукатура-маляра, потом стала бригадиром. В дальнейшем работала шлифовщицей на Шелеховском РМЗ, а 1986году вышла на заслуженный отдых.

— Когда наша семья осталась в блокадном Ленинграде, мне было четыре с половиной годика, – вступает в разговор Инна Васильевна Чёрная. – Конечно, в таком возрасте я мало что помню, а родители нам о том страшном периоде жизни ничего не рассказывали. Остались какие-то обрывки воспоминаний. Да, было очень голодно. Отец работал на заводе, весь свой паёк старался приносить домой, детям. И до того исхудал, что его специально отправили работать на хлебозавод, чтобы немного подкормить. Помню, как он принёс домой хлеб, и мы его ели, подбирая каждую крошечку, а папа нас успокаивал; «Ешьте, у нас ещё есть!». Помню, как в маленьком ведёрке носила песок на пятый этаж для тушения зажигательных бомб. Когда нас эвакуировали на Большую землю, врачи признали у меня туберкулёз. Больше года я лечилась в специальном санатории для детей-блокадников. По состоянию здоровья требовалась смена климата. Так наша семья оказалась на Украине, в Одессе. Там я окончила институт, получила распределение в Иркутск. И всю жизнь проработала в тресте «Главвостоксибстрой», в строительной лаборатории. Мы возводили многие объекты в Чите, Улан-Удэ, Иркутской области, в том числе и в Шелехове.

Непростой была жизнь и у Эдуарда Яковлевича Брауна. В блокадном Ленинграде ему было десять лет. Семья, в которой четверо детей, терпела лишения, голодала, не обошлось и без потерь – один ребёнок умер. После эвакуации бывшие блокадники переехали в Иркутскую область. В 1967 году Эдуард Яковлевич приехал в Шелехов, работал на стройке. В 2005 году он ездил с женой в Санкт-Петербург, и , стоя на месте, где когда-то был их дом, вспоминал блокадное детство.

После встречи Максим Модин и Сергей Пушкарёв передали поздравления, цветы и памятные знаки родственникам детям блокадного Ленинграда, которые не смогли прийти на торжественное мероприятие: Тамаре Дмитриевне Ивановой и Валентине Фёдоровне Шуреевой.

Василий СЕМЁНОВ
Фото Виктора Васильева