ТАКОЙ ОПЫТ НЕ ДАСТ НИКАКОЙ УЧЕБНИК

Степан задумывается – подбирает слова.
– Эти чувства трудно передать, нужно самому их прожить, – говорит парень.
Нынешней весной он вместе с друзьями по школе впервые участвовал в поисковой экспедиции, что проходила в Старорусском районе Новгородской области. Оттуда ребята привезли ценные находки и незабываемые впечатления.

ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ – ЯМА

Поисковый отряд «Верность» был создан в школе села Баклаши ещё в 1997 году. За время его существования не одно поколение молодёжи прикоснулось к живой истории – не по книжкам и учебникам, не по чужим рассказам и фильмам, а своими руками, причём в буквальном смысле.
Сейчас руководитель отряда заместитель директора Любовь Сохацкая воспитывает новую смену поисковиков, которые недавно прошли боевое крещение. С 23 апреля по 8 мая в ходе Всероссийской вахты памяти «Верность» вела раскопки в новгородских полях под деревней Муравьёво: здесь в годы Великой Отечественной войны находился немецкий концлагерь дулаг 110. Для восьмиклассников Никиты Сергеева, Ильи Уральцева, Данила Скорнякова, Александра Рубцова и Степана Фатхудинова это первый подобный опыт, а вот их старший товарищ Данил Розов, студент шелеховского филиала ИТАС, в экспедицию выезжает уже третий раз. Отправиться в поездку баклашинцам помог индивидуальный предприниматель Станислав Рубцов.
В сводный отряд Иркутской области вошли поисковики из Черемхова, Нижнеудинска и наши ребята. Также на раскопках трудились бойцы из Тюмени, Красноярска, Кирова, Кемерова.
– С июня 1941-го по февраль 1944-го в Старорусском районе шли жестокие бои, территория была оккупирована немцами, – рассказывает Любовь Ивановна. – Мы работали на месте так называемого дулага, или дурхганслагеря – это временный пересылочный пункт, где пленных офицеров отделяли от сержантов и рядовых и далее в зависимости от воинского звания отправляли первых в офлаги, вторых – в шталаги.

По нашим сведениям, у нацистов была задача уничтожить под Муравьёво до 3000 русских. Но, судя по ямам, жертв было гораздо больше.

– Что за ямы вы имеете в виду?
– Пленных держали в огромных ямах, наподобие тех, в которых заготавливают силос. Люди жили в них под открытым небом – и зимой, и летом. Условия содержания были жуткие. Таких ям двенадцать, но на сегодня обследованы только четыре, так что работы ещё очень много.
Поэтому поисковики планируют вновь приехать в Старорусский район в августе.

ПОСВЯЩЕНИЕ СГУЩЁНКОЙ И ИСПЫТАНИЕ ГРЯЗЬЮ

– Как вы готовитесь к экспедиции?
– Ребята изучают теоретические материалы о том, как правильно делать раскоп и поднимать останки, как устроен скелет человека, – объясняет Любовь Сохацкая. – Кроме того, знакомятся с видами взрывоопасных предметов, поскольку зачастую работать приходится в местностях, где в земле по-прежнему остаются мины, оружие. Однако перед выходом поисковиков территорию проверяют и зачищают минёры.
Теорию мальчишки повторяли даже по дороге в поезде – время зря не теряли. Да и непозволительно в поисковом деле его терять.
В поле выходили к 9 утра, а заканчивали к 7 вечера. Работали независимо от погоды – и в холод, и в дождь. Главное орудие поисковиков – руки, но, конечно, не обойтись без инструмента: используют лопаты, щупы, топор, бензопилу, вёдра. Местность под Старой Руссой болотистая, поэтому до того, как грунтовые воды вновь заполнят раскоп – а это происходит быстро – и опять придётся вычерпывать яму, нужно успеть прощупать каждый ком глины, ведь там могут оказаться мелкие кости или предметы, которые легко не заметить. Так что поисковики должны быть предельно внимательны. Вот и представьте, каково это – целый день копаться едва ли не по уши в грязи, особенно когда силы на исходе. Вернувшись в лагерь, парни просто валились с ног. А ведь надо ещё и ужин приготовить…

Поисковики из Баклашей во время экспедиции подняли останки 75 человек и 21 смертный медальон

Быт в экспедиции имеет свои особенности. Приезжает отряд в чистое поле, где ничего нет – простор во все стороны. Ставят палаточный городок, сооружают кухню, баню, туалет – в общем, сами создают инфраструктуру для нормального существования на ближайшие пару недель. С собой везут две печи: одну в баню, другую – в палатку для ночлега, чтобы в комфортных условиях боец мог полноценно отдохнуть после тяжёлого дня и с новыми силами продолжить вахту. Ночью ребята по очереди дежурят: поддерживают огонь в печке, следят за порядком в лагере.
– Труднее всего тому, кто дежурит утром, – отмечает Любовь Ивановна, – он должен проснуться раньше остальных, развести костёр, вскипятить воду в нескольких котлах, чтобы её хватило всем умыться, приготовить пищу и ещё помыть посуду.
Мальчишки, по словам своего педагога, проверку бытом выдержали достойно. Из жизни в лагере, признаются парни, им очень запомнилась… кухня.
– Спасибо девчонкам из сводного отряда – готовили вкусно, прямо как дома мама, – улыбаются Данил Скорняков и Стёпа.
Разумеется, не только кухня оставила приятные воспоминания. Отдельно стоит сказать про посвящение в поисковики – это занятное действо. Сначала новобранцы проходят полосу препятствий, где им нужно перенести условно раненого человека, пробежать по брёвнам и не свалиться, метнуть гранату, щупом найти «мину» (не настоящую, конечно).

После этого ребятам мажут грязью лицо (где вы видели чистого поисковика?), и в таком виде они должны съесть сгущенное молоко… с сапёрной лопатки. Завершается церемония большим костром, в котором новички символично сжигают свою рабочую одежду – перчатки, футболки. Вот теперь боец готов!

Досуг в лагере проходил активно и спортивно – не лежать сюда приехали. Наши парни, например, обыграли красноярцев сперва в футбол, а потом и в волейбол, за что в награду получили банку сгущёнки и шоколад.
Яркие впечатления подарили экскурсии в выходные дни: поисковики побывали в Москве, Санкт-Петербурге, Великом Новгороде, в самой Старой Руссе. Культурная программа нужна не только для расширения кругозора, но и для психологической разрядки, потому что искать в непростых полевых условиях погибших много лет назад людей – серьёзное испытание для школьников.

НАЙТИ СОЛДАТА

– Было сложно эмоционально и физически, передать эти ощущения невозможно, – говорит Данил.
– Когда первый раз нашёл череп, стало страшно… – вспоминает Стёпа.
Подробно ребята рассказывают, как происходит эксгумация. Найденные останки косточка к косточке раскладывают на специальной простыни с анатомическим изображением скелета, рядом кладут вещи, если точно установлено, что они принадлежат этому погибшему. Делают фотографии для отчёта, потом аккуратно помещают кости в мешок, составляют эксгумационный протокол, где описывают, что найдено, каких костей не хватает, какие обнаружены повреждения скелета, в том числе приведшие к гибели человека.
В весенней экспедиции сводный отряд Иркутской области поднял останки 121 советского военнослужащего и 23 смертных медальона, из них 75 человек и 21 медальон найдены бойцами «Верности». Это впечатляющий результат, такого на памяти Любови Сохацкой не было.

Данил Розов рассказывает корреспонденту телеканала «Россия» о том, как ведутся раскопки на месте немецкого концлагеря

– Интересно, что медальоны находились при пленных, а из документальных источников известно, что в концлагерях немцы их отбирали, – говорит руководитель отряда. – Почему этого не сделали здесь, не ясно. 11 капсул мы передали на экспертизу, остальные оказались пустыми.
– То есть записки в них не сохранились?
– Нет, их вообще не было. Солдаты считали, что если положить в капсулу записку – тебя непременно убьют, поэтому оставляли медальоны пустыми.
Это поверье сейчас кажется наивным, но понятным: каждый солдат хотел вернуться со страшной войны домой, к семье, к привычной жизни…
– Подняли одного бойца, уже немолодого возраста, – продолжает Любовь Ивановна, – вместе с ним нашли его обувь, ложку с инициалами «К. С. Ф.» и медальон. Всем сердцем надеялись, что вот сейчас узнаем имя без вести пропавшего, но, увы, капсула была пуста. Стало так горько, мы с ребятами не сдержали слёз.

Установить личности погибших пленных крайне затруднительно ещё и потому, что тела и медальоны лежали в яме беспорядочно: где там разберёшь, кому какой принадлежит, а ошибаться недопустимо.

На школьной парте – находки из прошлого, ребята показывают, что удалось найти на раскопках. Фляжка, котелок, алюминиевые кружки, стеклянные бутылки, причём одна из них заграничная – с надписью на немецком; лезвие ножа, аккуратная мыльница с изображением советской звезды, хлорница, где хранился хлор для дезинфекции питьевой воды. Любовь Ивановна осторожно открывает полуистлевшее портмоне: в нём лежат монеты, химический карандаш и кусочки бумаги (или какого-то другого материала) для записей. А в маленьком прозрачном бутыльке – и это поразительно – жидкость, очевидно, медицинского назначения.
– В одной из ям мы нашли также пузырьки с сохранившимся до сих пор йодом, шприцы, ножницы. Похоже, там было что-то вроде госпиталя, – замечает педагог.

Среди ценных находок отряда – портмоне с уцелевшими монетами, карандашом и клочками бумаги для записей, именная ложка с инициалами советского военнослужащего

А вот и та самая ложка с инициалами «К. С. Ф.» с двух сторон. Странное ощущение появляется, когда берёшь её в руки: солдат, которому она принадлежала, так же, как и ты сейчас, держал её в своих руках. Как будто заглядываешь в прошлое и пытаешься представить, о чём он думал, когда выцарапывал буквы, что чувствовал, где находился… В простой ложке вдруг сосредотачивается целая судьба. И за каждой такой вещью – чья-то жизнь, поэтому они уникальны. Все предметы, пролежавшие в земле больше 70 лет, на удивление, в хорошем состоянии и пополнят школьный музей.

ФЛАГ В РУКИ!

Смотрю на ребят – они совсем не выглядят восьмиклассниками, такие взрослые, сдержанные, серьёзные.
– Не возникало у вас вопроса: зачем я копаюсь целыми днями в грязи? Не хотелось бросить это дело?
И парни, не задумываясь, в голос отвечают:
– Нет!
В воспитательном плане экспедиции, говорит Любовь Ивановна, дают гораздо больше, чем, например, классные часы, как бы тщательно они не были подготовлены. Ведь школьники практически своими глазами видят войну, переживают такие эмоции, которые не даст никакой учебник.

У ребят были дневники, где они делились впечатлениями о каждом дне – блокноты исписаны почти от корки до корки. Осмыслять свой первый поисковый опыт мальчишки будут ещё долго.

Трудятся поисковики не за награды, а потому, что понимают, как важно сохранить память о тех событиях и, насколько это возможно, восстановить судьбы без вести пропавших в годы войны, вернуть их родным, пусть и спустя десятилетия. Но награды заслуженно находят бойцов. Данил Розов, например, уже имеет медаль как лучший поисковик, а Любовь Сохацкая за поисковую деятельность и работу по военно-патриотическому воспитанию молодёжи отмечена медалями генерала армии А. П. Белобородова, Петра I, «Лучший поисковик», орденом Минина и Пожарского, памятным знаком «80 лет Иркутской области», юбилейной медалью «В память 350-летия Иркутска». За отличный результат в прошедшей экспедиции бойцы отряда «Верность» получили грамоты, нашивки для формы и флаг поискового движения России.
Хочется надеяться, что своему трудному и неоценимому делу ребята и дальше останутся верны.

Ксения ГОРБУНОВА